В войну: один боец, один маршрут.
«Моя Планета» расскажет об одном из 34 млн маршрутов Великой Отечественной войны:
Москва — Полоцк — Великие Луки — Витебск — Кенигсберг — Нойштадт

«Путешественник» — Хасан Зелендинов. На момент начала войны ему было 18 лет. Он жил в подмосковных Мытищах, имел на иждивении пожилую мать и младшую сестру, работал на скульптурной фабрике и сдавал выпускные экзамены в вечерней школе.

1941 год, Москва 1942 год, Полоцк 1943 год, Великие Луки 1944 год, Витебск 1945 год, Кенигсберг 1946 год, Нойштадт

1941 год, Москва

Москвао

Помню хорошо, что в тот день, когда стало известно о начале войны, я был занят подготовкой к экзамену по литературе. Первой мыслью было бежать в военкомат, что я и сделал. Там сказали, что фронт во мне пока не нуждается

     (из дневников)

В общем, отмахнулись, поскольку приказа о мобилизации на тот момент еще не было, но уже через месяц призвали и направили учиться на сапера в Военно-инженерное училище, находившееся в подмосковном Болшеве.

Сегодня Болшево — часть города Королев, выросшего вокруг огромного комплекса, занятого проектированием и созданием космических ракет. Эти работы начались в 1946 году. Первым главным конструктором был назначен Сергей Королев. Летом 1941-го все было иначе — Болшево было небольшим поселком, а осужденный как враг народа Сергей Королев работал в одной из московских шарашек под руководством другого врага народа, авиаконструктора Туполева.

16 октября 1941 года (это день, когда немцы подошли вплотную к Москве и в городе началась паника) — сигнал боевой тревоги, пеший поход из Болшева до Горького, потом в трюме парохода до Набережных Челнов и пешком до города Мензелинск. В Мензелинске — полевые занятия в курсантских шинелях, байковых буденовках и кирзовых сапогах на летние портяночки при 56 градусах мороза, голод — одноразовое скудное питание, вши — баня один раз в месяц

     (из дневников)

Мензелинск — город, знаменитый своими большими ярмарочными базарами. Я говорю город, но это не город, а большая деревня. Дома маленькие, деревянные, по улицам шляются коровы и другие разного рода млекопитающие

     (20 марта 1942 года, из письма будущей жене)

1942 год, Полоцк

Полоцк

С сентября 1942 года — Калининский фронт, образованный для прикрытия Москвы с северо-западного направления. В ноябре — первая «длинная» ходка в тыл под Полоцк. Задача — подрыв военных эшелонов, мостов и других коммуникаций. Итог:

«Под руководством л-та Зелендинова его группа… подорвала 3 эшелона противника… Уничтожено 3 паровоза и 52 вагона, из них 19 пассажирских, убито и ранено 1900 солдат и офицеров противника, из них 400 войск СС, и 6 платформ с танками» (февраль 1943 года, из представления к награждению медалью «За отвагу»).

Из «достопримечательностей» — только холодный зимний лес, немецкий патруль вдоль железнодорожного полотна и несколько ночевок в партизанском отряде.

1943 год, Великие Луки

Великие Луки

Вернулись в феврале 1943-го в уже освобожденные Великие Луки.

В 2016 году этот старый русский город будет праздновать 850-летие. Карамзин назвал его «ключом южных владений Новгородской державы», а польский король Стефан Баторий — «предсердием Москвы». Но архитектурных артефактов в городе почти не осталось.

Во время наступательной операции рейха летом 1941-го город подвергся чудовищным разрушениям. Но стратегические предприятия, нужные для продвижения войск (паровозовагоноремонтный завод, локомотивное депо, электростанции), немцы не тронули. Там все полтора года оккупации действовали группы подпольщиков. Великие Луки называют малым Сталинградом не только потому, что два города были освобождены одновременно, но и из-за котла, в который загнали немцев, и ожесточенных боев в черте города.

К моменту освобождения от 50 000 жителей осталось 5000, да и сам город находился в плачевном состоянии, но после рейда по лесам он казался землей обетованной. Приняв участие в разминировании нескольких городских объектов, группа Зелендинова снова отправилась в глубокий тыл.

Не мог писать. Восемь месяцев с небольшим перерывом был в тылу врага… Бойцы у меня серьезные, обстоятельные. Многие имеют детей: сыновей и дочерей, равных по возрасту мне

     (4 августа 1943 года, из письма будущей жене)

Работы стало больше, вздохнуть некогда

     (22 января 1944 года, из письма будущей жене)

И так до мая 1944-го.

1944 год, Витебск

Витебск

Операция «Багратион» (массированное наступление в Белоруссии) началась 23 июня и продолжалась до 29 августа 1944 года.

У нас канун горячих дней. Но для нас этот канун горячей, нежели дни последующие

     (22 января 1944 года, из письма будущей жене)

Он еще не знал, насколько горячими будут первые дни наступления.

«Во время наступательной операции наших частей с 22.6.44 г. силами роты под командованием ст. л-та Зелендинова обеспечивался скоростной ремонт и разминирование армейских дорог… под огнем противника построено: мостов длиной до 15 м — 10, труд дорожных — 26, гатей — 16» (июль 1944 года, из представления к награждению орденом Красной Звезды).

Это о Гнездиловском прорыве, в результате которого была окружена большая группировка немецких войск (Витебский котел) и операции по освобождению Витебска.

За свою долгую историю (Витебск был основан в 947 году княгиней Ольгой) город неоднократно подвергался разрушениям. Он переходил из рук в руки, входил в Полоцкое княжество, потом в Великое княжество Литовское, затем в Речь Посполитую. В 1772 году при первом разделе Польши отошел Российской империи. Но то, что осталось от Витебска к моменту освобождения Красной армией, можно сравнить разве что с событиями сентября 1708 года, когда Петр I приказал сжечь город за то, что местная знать помогала шведам.

В результате оккупации и тяжелых боев город Шагала, считавшийся в 20-е годы ХХ века центром русского авангарда, представлял собой груду развалин. Из 167 000 человек осталось 118. Значительная часть людей была уничтожена в витебском гетто (до революции Витебск входил в черту оседлости, и до войны почти половину его жителей составляли евреи).

После войны город отстроили заново, уцелевшие исторические здания — ратуша, Успенский собор и др. — были отреставрированы, и сейчас Витебск выглядит достаточно привлекательно. Но в июне 1944-го нужно было разминировать дороги, разбирать завалы и идти дальше — на северо-запад, к морю, освобождать территорию Литвы и Латвии. Саперы двигались вместе с фронтом, то уходя в глубокий тыл, то обеспечивая продвижение своим войскам.

Побывал в Польше, Литве… Пишу на привале в полностью сожженной деревне…

     (12 июля 1944 года, из письма будущей жене)

В августе письма приходили из Латвии. Одной из операций, проведенных в это время на фоне боев в Прибалтике, посвящен романе В. Богомолова «В августе 1944-го» и одноименный фильм.

1945 год, Кенигсберг

Кенигсберг

Восточно-Прусская операция проводилась силами 1-го Прибалтийского и 2-го и 3-го Белорусских фронтов, наступавших с разных сторон. Наступление началось 13 января 1945 года, а 18 января подразделение, в которое входила группа Зелендинова, вошло в Мемель (Клайпеда), немецкий — и по архитектуре и по укладу — город. Массивные серые дома с вытянутыми окнами, стрельчатые верхушки соборов. Но главное — это, конечно, порт, имевший огромное стратегическое значение.

Работы для саперов было много: глубина линии укреплений вокруг прусского плацдарма достигала на некоторых участках десятков километров. Немецкая группировка оказывала ожесточенное сопротивление. Об интенсивности боев свидетельствует хотя бы тот факт, что в разгар операции был убит командующий 3-го Белорусского фронта Иван Черняховский.

К концу марта войска вышли к Кенигсбергу (Калининград), и работы у саперов было много:

«…в отсутствие документации, в ночное время под сильным ружейно-пулеметным и минометным огнем противника подразделение, руководимое капитаном Зелендиновым, сняло 1278 мин, из них 848 танковых… В ночь с 4 на 5.4.45 г. под личным руководством капитана Зелендинова подразделение проделало 27 проходов в минных полях и проволочном заграждении противника, из них 5 танковых… Передовые части, прошедшие через проходы, не имели ни одного случая подрыва живой силы и техники» (апрель 1945 года, из представления к награждению орденом Красного Знамени).

Штурм начался 6 апреля 1945 года. По городу работала авиация и артиллерия. 9 апреля комендант крепости генерал Отто Лаш впервые покинул подземный бункер, лично оценил масштаб разрушений и потерь и отдал приказ о капитуляции.

Следы разрушений были заметны в Калининграде и в начале 90-х годов прошлого века, реконструкцией центра города в советское время практически не занимались. Остов главного собора маячил рядом с центральной площадью, найти могилу похороненного рядом с собором Канта было непросто. Сегодня город Канта, заложенный в 1255 году рыцарями Тевтонского ордена, приведен в порядок. При участии немецких спонсоров восстановлен не только собор, но и стертые с лица земли кварталы старого города.

После Кенигсберга группа Зелендинова участвовала в боях в районе военно-морской базы Пиллау (Балтийск). Там был глубоководный порт, предназначенный для подводных лодок. Таинственные истории с появлением и исчезновением субмарин в окрестностях Пиллау легли в основу сюжета романа А. Платонова «Секретный фарватер» (и одноименного фильма).

Немецкая группировка в Восточной Пруссии ожесточенно сопротивлялась даже после подписания акта о капитуляции Германии.

Письма не доходили. Нас перебрасывали с фронта на фронт… Было много работы… Война кончилась… Утром 9 мая мы услышали о мире, но никто не верил, и обстановка тоже не давала никаких поводов верить… Немцы подорвали плотину на берегу моря и затопили все. Дороги, по которым была возможность проехать, были изрыты воронками величиной приблизительно диаметром 40–50 м, а глубиной до 8–10 м. Бои, правда, в основном закончились 10 мая, а для нас война еще не закончилась

     (31 июля 1945 года, из письма будущей жене)

1946 год, Нойштадт

Нойштадт

Рота Зелендинова до лета 1946 года разминировала места боев на юго-востоке Польши (недалеко от Вроцлава), под Щециным и в районе немецкого Нойштадта (Саксония).

Нойштадт

…Мы занимались разминированием местности в районах, где велись боевые действия… То и дело встречались нам кладбища автомашин, подбитые и полусгоревшие танки, склады снарядов и мин, проржавевшие винтовки и автоматы, испачканные кровью грязно-ржавые бинты и вата, солдатские каски, трупы лошадей и людей… Густой, тяжелейший смрад разлагающихся трупов перебивало кое-где благоухание, исходившее от зеленеющей травы и первых весенних цветов

     (из дневников)

В июне 1946 года, сдав по месту службы отборочные экзамены, капитан Зелендинов отправился в Москву поступать в Военно-инженерную академию им. Куйбышева.

Поезд наш шел, как через пустыню, которая еще недавно была густо населена людьми, обозначалась на карте названиями городов и селений. А теперь — после войны — руины, руины, руины… Зияют здания, из которых ушла жизнь. Искалеченным, обгорелым камнем засыпаны были десятки и сотни километров пути. Зрелище… апокалипсическое

     (из дневников)

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-37998 от 28 октября 2009г. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Использование любых аудио-, фото- и видеоматериалов, размещенных на сайте, допускается только с разрешения правообладателя и ссылкой на сайт www.moya-planeta.ru.