Редкие люди: сойоты

Они разводят яков в горах, их дети преодолевают 20 км бездорожья, возвращаясь домой из школы. Сойоты пронесли свой уклад жизни через века.
Не станет ли XXI век для них последним?

Среди малых народов России есть те, что не поддались влиянию времени и соседей и сохранили свой уклад и культуру. Их быт за тысячи лет практически не изменился, сохранились древние верования, традиции и язык. Из-за обособленного образа жизни о них мало что известно. «Моя Планета» решила составить свою Красную книгу народов России, чья культура уже завтра может исчезнуть.

Эта легенда — старинная, как священная гора. Однажды, преследуя раненого оленя, в эти края забрели два брата-охотника. Они увидели необычайной красоты горы, голубое небо, чистые воды быстрой реки и богатые дичью леса. Тогда младший из братьев — Тархай сказал: «Я хочу назвать ту величественную гору твоим именем Буринхан, а это место в честь тебя, мой брат, мы назовем Аха — "старший". Пусть оно дает защиту всем, кто будет жить здесь. Как ты всегда заботишься обо мне и защищаешь меня».

Так, по преданию, здесь впервые появились люди, а местность эта стала именоваться Ахой, или Окой. Потомки тех братьев-охотников и по сей день живут здесь, в кольце Саянских гор…

Считается, что само слово «сойот» происходит от названия гор: «саян», или «сойон», — «острый клык». Так в древности в некоторых племенах называли эти вершины. Сойоты — потомки древнего самодийского автохтонного населения Восточных Саян, которые проживали задолго до прихода сюда монгольских племен в XIV–XVI веках. Это тюркизированные палеоазиаты. Если географически посмотреть, именно в Окинском районе Республики Бурятия находится граница между тюркским и монгольским мирами.

Крошечные поселения сойотов буквально изолированы от внешнего мира цепью Восточных Саян. О затерянном в этой суровой местности маленьком народе стало широко известно совсем недавно, после распада СССР. С 1926 года и на протяжении всего советского периода сойотов записывали бурятами. Цель была проста: переплавить самобытные малые народности в единый советский народ. Если сойотов нет ни в одной переписи, значит, такого народа просто не существует.

В 2000 году сойоты на федеральном уровне обрели статус самостоятельного коренного народа России. А территорию Окинского района Бурятии признали местом традиционного проживания, традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов, то есть сойотского народа, только в 2009 году.

Сегодня сойотов насчитывается чуть более 3500, большая часть проживает в этом районе. Сойоты строят дома, носят современную одежду, пользуются мобильными телефонами. Но каких-то 50–70 лет назад здесь все было иначе. Семьи сойотов жили в урсах — чумах из шкуры оленя или древесной коры. В одной урсе размещались три поколения. Мужская территория урсы была и местом отдыха, и мастерской. Женщины поддерживали огонь и порядок, готовили пищу и растили детей. У колыбели обычно сидела бабушка. Подвесная люлька с младенцем была своеобразной: она имела крепления и снизу, чтобы ее можно было привязывать на спину лошади при кочевых переходах. Количество узелков на кожаной веревке колыбели говорило о том, сколько детей в ней выросло.

Десятки лет сойотам навязывали чуждый образ жизни и заставляли забыть, кто они на самом деле

Десятки лет сойотам навязывали чуждый образ жизни и заставляли забыть, кто они на самом деле. Но они крепко держались своих корней. И сегодня здесь считается нормальным, когда ребенок перечисляет своих предков по отцовской и материнской линии до седьмого колена.

Если в других районах Республики Бурятия местное население показывает свою утварь только в качестве музейных экспонатов, то сойоты своей утварью, старинными предметами быта пользуются и по сей день. Сойотский мужчина может за 30 мин. собраться, уйти на охоту в тайгу на 30 дней, на два месяца, и ничего с ним не сделается.

Дорога домой

В сельской школе подходит к концу последний урок. Сорок — по местным меркам крупное поселение: вокруг него целая россыпь маленьких «кочевых местечек». Дети кочевников пять дней в неделю живут и учатся здесь — в интернате. Сегодня пятница, наступают долгожданные выходные, и дети отправятся домой — к родителям. Но не на школьном автобусе. Здесь, в труднодоступной горной местности, чаще всего приходится ходить пешком.

Десятиклассница Алтана Дондокова собирается в далекий путь. Ее дом в 20 км отсюда. Девочка торопится — нужно еще догнать младшего брата Аламжи, который один ушел в сторону родного поселения. Давно устоявшийся уклад не позволяет кочевникам оставлять хозяйство каждую неделю, чтобы забирать детей из школы. Да и дети здесь самостоятельные и привыкли сами добираться до дома.

Непогода настигает Алтану и Аламжи на середине пути. На календаре уже май, но здесь, на высоте 2000 м над уровнем моря, весна только вступает в свои права.

Алтана и Аламжи идут через лес. В этих краях разгуливает множество диких животных, водятся волки и медведи. Главное правило безопасности — не ходить по одному... Ну а что делать, если хищник все-таки появится, — каждый сойот знает с малолетства.

Долгие переходы по диким местам сойотов не пугают — выносливость у них в крови.

Дома

Дом Алтаны и ее брата находится в местечке Уро. Это зимняя стоянка сойотов. Здесь кочевники живут с октября по конец мая. Летом они оставляют свои дома и уходят высоко в горы, ведут стада на богатые зеленые пастбища.

Огромные стада лошадей, коров, оленей и яков веками были неотъемлемой частью местного пейзажа. У каждого рода было свое стадо, которое принадлежало сразу двум-трем семьям родственников.

Но в советское время этот многовековой гармоничный уклад жизни был разрушен. Руководство страны постановило: пахать и сеять — даже здесь, в горах. Охотничьи угодья ограничили. Вольных кочевников согнали в колхозы. Оленей и яков посчитали пережитком прошлого. Все поголовье оленей пустили под нож. Чтобы та же участь не постигла сотни яков, сойоты пошли на хитрость. По бумагам их истребили, но на самом деле спрятали в горах.

Сегодня численность яков в Окинском районе составляет чуть более 7000 голов. Это самое большое поголовье этих животных в стране. Здесь они вольно пасутся на горных склонах. Высоких и мохнатых яков часто называют «снежными верблюдами» — из-за небольшого горба на холке. Как и кораблям пустыни, якам тоже нужен простор. Чужого человека эти животные к себе не подпустят. Но для сойота грозный як — все равно что буренка. Да и половина стада — это так называемые хайнеки, помесь яка и домашней коровы. Кочевникам высокогорья этот скот дает все: мясо, молоко, шерсть и шкуру, из которой сойоты до сих пор делают одежду и обувь.

Стада яков постоянно терроризируют волки. По ночам даже заходят в деревню и утаскивают телят. Сойоты вынуждены защищать свое хозяйство с оружием в руках.

Чтобы выследить матерого волка, охотникам предстоит преодолеть в горах десятки километров. Маленькие, но чрезвычайно выносливые монгольские лошадки — самый удобный и безотказный вид транспорта.

После развала колхозов здесь осталось ржаветь много брошенной техники. Для кузнеца это сырье. Из старых сеялок и грузовых рессор делают многое: нож или походный набор охотника, но подковы востребованы больше всего. Перед походом охотники «переобули» своих лошадей в новые подковы, и теперь им не страшен весенний лед на горных дорогах.

Тем временем, спустя несколько часов, Алтана и Аламжи добрались до дома из школы. Они промокли и немного устали с дороги, но отдыхать им некогда, нужно помогать родителям по хозяйству. Два выходных дня в трудах и заботах пролетят незаметно.

Первым делом Аламжи спешит к своим любимцам — телятам. Алтана сразу берется за работу по дому. Нужно приготовить обед и покормить маленькую сестренку. Пока отец управляется со стадом на пастбище, она встает к печи и стряпает сойотские лепешки из кислого молока. Аламжи не охотится, мал еще.

С четырех лет сойотские дети уже свободно сидят в седле. Десятилетний Аламжи и его сестра верхом отправляются в горы и самостоятельно пригоняют оттуда табун. Однако Бато Дондоков хочет, чтобы его дети пошли по пути прогресса и свободно чувствовали себя в современном динамичном мире. Глава семейства признает: подсобным хозяйством прожить все сложнее, и его потомству придется искать другие средства к существованию.

Два дня, проведенных дома, пролетели. Алтана и Аламжи снова собираются покинуть родное Уро на пять дней. Детям снова предстоит преодолеть 20 тяжелых километров по грязи и мокрому снегу. А в конце учебной недели они вновь будут с нетерпением ждать звонка c последнего урока и торопиться домой к своим любимым животным и своим тяжелым, но привычным обязанностям в тихом местечке Уро.

Можно изучить уклад этих людей, их взаимоотношения с животным миром и с природой, но познать их полностью невозможно. Сойоты при всей открытости остаются загадкой. Не зря великий ученый Владимир Обручев назвал этот край Тибетом в миниатюре. Здесь все дышит сокровенной жизнью и все имеет смысл, понять который дано не каждому приезжему.

Читайте также:

Люди силы: Хампири. Говорящие с духами Анд

Люди силы: исландские сайкики. Проводники в невидимый мир

Редкие люди. Нганасаны

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-37998 от 28 октября 2009г. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Использование любых аудио-, фото- и видеоматериалов, размещенных на сайте, допускается только с разрешения правообладателя и ссылкой на сайт www.moya-planeta.ru.